UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/blair.html


Кем ты был, тем ты и остался
Илья Трейгер

Тони Блэр дал показания независимой комиссии по расследованию обстоятельств войны в Ираке и заявил, что устранение режима Саддама Хусейна было верным решением, и что он и сегодня поступил бы так же, сообщает BBC 29 января.

Бывший британский премьер в течение шести часов отвечал на вопросы членов комиссии.

Блэр отверг заявления о том, что он подтасовал данные разведки, чтобы оправдать интервенцию.

Он также отрицал, что заключил некую "тайную" сделку с президентом США Джорджем Бушем о вторжении в Ирак в апреле 2002 года, то есть за год до начала войны.

Бывший премьер сказал, что никогда не делал секрета из того, что обсуждалось на ранчо Буша - а именно, что с Саддамом "необходимо разобраться".

"Речь не идет ни о какой лжи, о заговоре, обмане или введении в заблуждение", - сказал он комиссии.

Показания Блэра

"Это решение, которое мне пришлось принимать. Учитывая послужной список Саддама, учитывая, что он применял химическое оружие, учитывая то, что вследствие его действий погибло более миллиона человек, учитывая 10-летнюю историю невыполнения резолюций ООН - могли ли мы позволить этому человеку возобновить программу разработки оружия, или же допустить такое развитие событий было бы безответственным с нашей стороны?" - заявил Тони Блэр.

"Иногда важно ставить вопрос не в контексте марта 2003 года, а с позиций 2010 года", - сказал Блэр, подчеркнув, что если бы Саддам Хусейн остался у власти, Британия и ее союзники "не нашли бы в себе решимости" действовать.

"Если бы Саддам не был устранен, "сегодня мы бы столкнулись с ситуацией, когда Ирак конкурировал бы с Ираном" и в создании ядерного потенциала, и "в отношении поддержки террористических организаций".

"Мое решение - и, откровенно говоря, я бы поступил так и сегодня - исходило из того, что, если существует какая-либо опасность того, что он создаст оружие массового поражения, его необходимо остановить".

Атмосфера слушаний, в ходе которых Блэр нередко цитировал собственные речи и заявления, временами была напряженной: в галерее для зрителей находились родственники убитых в Ираке британских солдат, на некоторые его ответы они реагировали с гневом.

В ходе прежних заседаний комиссии некоторые из свидетелей говорили, что на апрельской встрече с президентом Бушем в 2002 году Блэр пообещал тому, что поддержит США в войне с Ираком.

Блэр заявил членам комиссии: "Я говорил - причем не в частном порядке, а публично - что мы поддержим вас в том, чтобы ответить на эту угрозу".

В ответ на вопрос, какие же выводы мог сделать Буш из их апрельской встречи, Блэр сказал: "Думаю, что его выводы были такими, какими и должны были быть. То есть если дело дойдет до военных действий, поскольку никакого другого варианта не останется, то мы его поддержим".

"Как и Блэр, я верю, что решение тогда было принято верное "

Рэйчел, Кембридж, в письме на Би-би-си

Блэр также подтвердил, что год спустя, в канун войны американцы предложили Британии возможность не принимать участия непосредственно в военных действиях. Но Блэр отверг такой вариант.

Решение Голдсмита

"В какой-то момент, накануне дебатов (в британской палате общин), президент Буш сказал: если для Британии это решение сложно, мы поймем".

"Я был твердо уверен - и считаю так же и сегодня - что нам следовало быть вместе с Америкой, поскольку мы тоже верили в правильность этого шага".

По вопросу о законности военных действий Тони Блэр сказал, что президент Буш считал, что поддержка Совета Безопасности ООН "не была обязательной". Блэр разделял эту точку зрения, хотя такая резолюция "была бы предпочтительной с политической точки зрения".

При этом он заявил комиссии, что не поддержал бы военных действий, если бы генеральный атторней лорд Голдсмит пришел к заключению, что они "не имеют юридических оснований".

Блэру был задан вопрос, почему лорд Голдсмит - который вместе со всеми юрисконсультами правительства говорил, что война была бы незаконной - за неделю до интервенции представил заключение о том, что есть юридические основания для военных действий. На это бывший премьер ответил, что генеральный атторней "должен был придти к какому-то заключению".

По словам Блэра, никаких обсуждений с лордом Голдсмитом у него не было в течение недели до того, как тот представил свое заключение. Блэр высказал мнение, что Голдсмит пришел к такому выводу, поскольку инспекторы ООН "дали понять, что Саддам Хусейн отклонил последнюю возможность" выполнить требования ООН.

"Комиссия не заостряет внимания на вопросах, которые бывший премьер так умело обходит. Больше похоже на вежливую беседу за чашкой чая по поводу щекотливой личной проблемы, чем на независимые слушания, призванные установить истину"

Доминик, Сан-Диего, в письме на Би-би-си

Блэру были также заданы вопросы о ставшем предметом жарких споров заявлении о том, что Саддам может в течение 45 минут привести в действие свое оружие массового поражения. Эта информация содержалась в досье, обнародованном правительством в сентябре 2002 года. Блэр сказал, что впоследствии "оно получило гораздо более громкое звучание", чем в тот момент.

По его словам, "было бы лучше, если бы газетные заголовки по поводу "заявления о 45 минутах" были скорректированы" в свете важности, которую оно впоследствии приобрело.

"Никаких сомнений"

Теперь, оглядываясь назад, он разъяснил бы, что речь в досье шла об оружии поля боя, а не о ракетах, и теперь бы он предпочел обнародовать оценки разведывательных ведомств в оригинале, поскольку они были "безусловно убедительны".

Однако, подчеркнул Блэр, на основе доступной в тот момент разведывательной информации он и сейчас бы не имел никаких сомнений в том, что Ирак продолжает наращивать свой военный потенциал.

При этом он признал, что ситуация "разумеется, выглядит совершенно иначе" сейчас, учитывая, что оружие массового поражения в Ираке так и не было найдено.

До самой последней минуты, сказал Блэр, он "отчаянно" пытался найти дипломатическое решение кризиса, однако Франция и Россия "изменили свою позицию" и отказались поддержать вторую резолюцию ООН.

Саддам Хусейн не собирался позволять своим ученым сотрудничать с инспекторами ООН, сказал Блэр, а иракский режим скрывал ключевые данные.

Дополнительное время на проведение инспекций ничего не изменило бы, добавил бывший британский премьер. По его словам, у Ирака было "намерение" и технические возможности возобновить свою ядерную программу - и Багдад поступил бы так, если бы международное сообщество не вмешалось.

"Я никогда не считал 11 сентября нападением на Америку, я считал это нападением на всех нас" (Тони Блэр).

Блэр отверг заявления о том, что он поддержал бы вторжение в Ирак, даже если бы полагал, что у Саддама Хусейна нет оружия массового поражения.

Бывший британский премьер неоднократно подчеркивал, что вопросы ОМП и смены режима нельзя рассматривать в изоляции, поскольку они неразрывно связаны.

По его словам, "жестокие, репрессивные режимы", обладающие оружием массового поражения, представляют значительно большую угрозу, нежели "нормальные" государства, располагающие таким оружием.

Он также подчеркнул, что реакция Британии и Америки на угрозу, которую представлял Саддам Хусейн, "кардинально изменилась" после терактов 11 сентября 2001 года: "Я никогда не считал 11 сентября нападением на Америку, я считал это нападением на всех нас".

Председатель комиссии сэр Джон Чилкот поблагодарил Тони Блэра за его ответы, подчеркнув, что он "не в суде", но оговорился, что бывший премьер может быть вновь вызван в комиссию в случае необходимости.

***

 

Диву даешься, какой бред несут иной раз политики наиболее крупного калибра, а как спокойно воспринимают это те, кто, казалось бы, призван вести расследование. Впрочем, спокойствие следователей вполне может быть чисто внешним. Окончательные выводы можно будет сделать лишь после того, как расследование будет закончено, а его результаты официально объявлены. Однако, на большую часть аргументов бывшего британского премьера уже сейчас никак невозможно не обратить внимание...

"Иногда важно ставить вопрос не в контексте марта 2003 года, а с позиций 2010 года", - сказал Блэр, подчеркнув, что если бы Саддам Хусейн остался у власти, Британия и ее союзники "не нашли бы в себе решимости" действовать". – Первое, от чего брови взлетают вверх – а что, разве с позиций сегодняшнего дня очевидно, что если бы Хусейн остался у власти, то у Британии появилась бы необходимость действовать? Откуда подобный вывод следует? Но наиболее интересным здесь представляется сам подход – ставить вопрос о 2003-м годе с позиций 2010-го года. По российскому телевидению не так давно прошел документальный фильм, в котором некий предсказатель предсказывает Западной Европе миллионы жертв в будущем в результате изменений климата и катастрофических землетрясений. Наиболее же благоприятной территорией в будущем этот пророк считает территорию нынешней России, особенно Западную Сибирь. Тут же известный ученый академик Александр Городницкий подтверждает, что да, действительно, на сибирской платформе никакие землетрясения невозможно ни сегодня, ни в будущем. По Блэру, получается, что Западная Европа имеет все основания немедленно начать ядерную войну по уничтожению всего российского населения с тем, чтобы в этом предсказанном будущем обеспечить себе жизненное пространство на территории нынешней России. Если массированный ядерный удар нанести сегодня, то к моменту предсказанных катаклизмов уровень радиации в пораженных районах как раз сойдет на нет, и территорию можно будет спокойно заселять. А если обещанные катаклизмы в итоге не произойдут? – А на это Блэр тоже дает готовый ответ: мы же не знали, что не произойдут. Предсказатель сказал, что могут произойти, и мы думали, что произойдут. Следовательно, мы имели основания для войны, а, посему, не виноваты.

Ну, и какая реакция на подобную стратегию логически вытекает из подобных подходов? – Россия имеет все основания для войны против Британии, поскольку есть предсказание, и есть британская стратегия реагирования на подобные прогнозы. Да, договорились до полного бреда. Но это не мы договорились, это Блэр такие аргументы в свою пользу использует...

Еще один пассаж. "Мое решение - и, откровенно говоря, я бы поступил так и сегодня - исходило из того, что, если существует какая-либо опасность того, что он создаст оружие массового поражения, его необходимо остановить".

Опасность того, что кто-то создаст оружие массового уничтожения, есть в отношении любого государства и любого режима. И не "какая-либо" опасность, а гарантированная опасность. Оружие массового  уничтожения – есть прямая функция развития науки и технологий. Научно-технологическое развитие государств не равномерно, но имеет место во всех странах без исключения. Следовательно, так же, как и технологии, оружие массового уничтожения постепенно появится во всех странах. А, раз так, война сегодня допустима против всех государств, у которых оружия массового уничтожения еще нет. То есть, ядерные державы должны немедленно начать массированную глобальную войну против всего безъядерного мира. По Блэру этот бред юридически вполне обоснован. Собственно, именно это он своими аргументами и предлагает, и даже говорит, что и сегодня поступал бы так же, если бы остался у власти.

Другие ответы Блэра носят не столь глобальный стратегический характер, но тоже занятны...

"Если бы Саддам не был устранен, "сегодня мы бы столкнулись с ситуацией, когда Ирак конкурировал бы с Ираном" и в создании ядерного потенциала, и "в отношении поддержки террористических организаций". – А откуда это следует?

До свержения Саддама Ирак находился под жесткими международными санкциями из-за войны против Кувейта, и именно поэтому вынужден был свернуть свою ядерную программу. Иран же и тогда был свободен от международных санкций, и сегодня от них свободен. Потому и способен такую программу развивать. Кроме того, характер экономики Ирака даже при Саддаме не позволял этой стране нормально функционировать под наложенными санкциями. Характер же экономики Ирана таков, что она не слишком боится таких санкций, и даже в случае таковых все равно сохранит возможность для развития такой программы. Следовательно, Ирак в принципе не мог составить конкуренцию Ирану в области таких программ не в зависимости от того, останется ли Хуссейн у власти или нет. Что же касается поддержки террористических организаций, то в этой связи Блэр откровенно называет белое черным, нисколько не смущаясь тем, что вокруг него не полные идиоты.

Именно в силу жесткой конкуренции между Ираном и Ираком за лидерство в регионе и объяснялась политика Саддама Хусейна на недопущение поддержки каких-либо террористических организаций. Шиитский Иран действительно всегда был заинтересован в подрывной деятельности на территории Ирака, управляемого суннитским режимом при том, что большинство иракского населения являются шиитами. Вот Иран в этом действительно всегда был заинтересован и действительно поддерживал террористические организации тогда, поддерживает их и сейчас. Режим Саддама Хусейна на своей территории развитию террористических организаций успешно противостоял. И именно война по свержению Хусейна открыла двери для таких организаций на иракской территории. В результате, вместо выгодной Западу конкуренции между Ираном и Ираком, мир получил расцвет терроризма на иракской территории и обеспечил Ирану шаг вперед к статусу региональной сверхдержавы. И ведь об этом уже исписаны тонны бумаги и немереное количество гегабайт на Интернете. Блэр же, на голубом глазу, утверждает прямо противоположное, не давая себе труда пусть чисто внешне, но придать подобным утверждениям характер хоть какой-то аргументированности.

"По вопросу о законности военных действий Тони Блэр сказал, что президент Буш считал, что поддержка Совета Безопасности ООН "не была обязательной". Блэр разделял эту точку зрения, хотя такая резолюция "была бы предпочтительной с политической точки зрения". – Вот это у же серьезный вопрос. Как это Блэр мог разделять точку зрения Буша о необязательности поддержки СБ ООН, если согласно ООНовским нормативным актам, никакая наступательная войсковая операция не является законной, если она не поддержана СБ ООН. Точка зрения Буша на этот счет – это проявление откровенного игнорирования международного законодательства, что было частью политики администрации Буша. Но если США нарушают международное законодательство, то это преступление американской администрации. Если же такую точку зрения разделяет британский премьер и на этом основании втягивает собственную страну в войну, то это преступление британской администрации, где преступником является не Буш, а Блэр, который несет за свои действия ответственность не перед Америкой, а перед своей страной.

И последнее по поводу законности той войны. "...учитывая 10-летнюю историю невыполнения резолюций ООН - могли ли мы позволить этому человеку возобновить программу разработки оружия...", "...у Ирака было "намерение" и технические возможности возобновить свою ядерную программу - и Багдад поступил бы так, если бы международное сообщество не вмешалось".

Прежде всего, следует заметить, что международное сообщество, вопреки утверждению Блэра, здесь и не вмешивалось. Америка даже в паре с Великобританией и даже в сопровождении еще какой-то группы стран, юридически международным сообществом не являются. Международное Сообщество как юридическая категория имеет отношение только к ООН, а решения ООН о вторжении в Ирак получено не было. Невыполнение резолюций ООН, безусловно, не в пользу Багдада, однако, согласно международному законодательству, основанием к вооруженному вторжению не является. То же и о намерениях. Наличие намерений и технических возможностей так же не является основанием к вооруженному вторжению. Все эти аргументы не имеют ничего общего с юридическими основаниями к войне против Ирака. Во-первых, потому, что как наличие преступных намерений, так и их отсутствие юридически недоказуемо. Потому цивилизованный мир и исключил из законодательств своих стран преступное намерение как юридическую категорию. Исключение составляют только США, где в качестве доказательства такого преступления принимается признание обвиняемого, полученное любым путем, что так же запрещено законодательствами демократического мира. В частности, запрещены подобные юридические подходы и в самой Великобритании.

Во-вторых, наличие использование наличия технических возможностей в качестве доказательства наличия преступных намерений так же противозаконно в цивилизованном мире. С одной стороны, потому, что это ведет к запрету на профессии, если касается отдельных людей. А, с другой стороны, это ведет к запрету на научно-техническое развитие государства, если касается других стран. И здесь тоже, единственное исключение из цивилизованной практики представляют США.

Таким образом, поскольку в качестве оправдания участия Великобритании в иракской военной кампании бывший британский премьер приводит исключительно юридические подходы США, но являющиеся противозаконными как с точки зрения британского национального законодательства, так и законодательства международного, Тони Блэр выглядит виновным как раз в том, в чем его и обвиняют. То есть, он действовал вопреки британскому и международному законодательству и не в связи с национальными интересами Великобритании, а исключительно исполняя роль "пуделя Буша". Это очевидно из самих ответов Блэра на вопросы независимой комиссии по расследованию обстоятельств войны в Ираке. Интересно лишь, насколько члены этой комиссии и комиссия в целом готовы проглотить аргументы бывшего премьера...



Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций