UNIPRESS/Colorado Russian World
   В США
Copyright©2004 UNIPRESS К списку публикаций

«Передовой народ земли».
Буровский А.М.

Лекция, прочитанная 12 февраля 2004 года
в Красноярском Общинном центре «Хэсэд Эстер»
(руководитель. Я.М. Кофман).

Евреи чаще всего считают антисемитизм чем-то вроде психического заболевания, но объяснить его причины сколько-нибудь внятно чаще всего не могут. То же самое есть и среди противников евреев. В литературе антисемитской пытаются применять хоть какой-то наукоподобный подход. Но и термины В.В. Шульгина, его «религиозный», «расовый», «политический» антисемитизмы мало что объясняют. Потому что ни один из этих выделенных Шульгиным видов антисемитизма не объясняет странного, с трудом описуемого и почти не объяснимого состояния: когда евреи вызывают самые острые формы отвращения, совершенно беспощадную ненависть – вплоть до готовности не считать их вообще людьми, до желания убить как можно больше «этих опасных существ».  Выплеск этой иррациональной злобы достигает иногда такого накала, что люди буквально становятся не вполне вменяемы.

По моим наблюдениям, евреи ничуть не хуже других народов понимают, что никто не обязан их любить. Неприязнь к себе или нежелание общаться воспринимают грустно, но в целом спокойно. Беспокойство и страх у евреев вызывают именно эти иррациональные выплески злобы: когда еврей плох просто тем, что он – еврей. В поле этой иррациональной злобы еврей превращается даже не в животное, а в некое отвратительное и смертельно опасное существо, в чудовище. Истребление таких существ уже не будит даже того сочувствия, которое охотник может испытывать к добыче, или воин – к побежденному противнику. Эта вполне иррациональная ненависть прорывалась вовсе не только во время Холокоста. Многие погромы европейского Средневековья, Хмельниччина в 17 веке, эпизоды погромов в России конца 19 века и времен Гражданской войны обнаруживают тот же пласт иррациональной ненависти. Как и полагается по всем законам психологии, эта ненависть рационализируется – то есть ей ищут и находят рациональные объяснения. Мой юный друг Дмитрий Верхотуров хорошо показал самые распространенные рационализации: «теорию жидомасонского заговора», обвинения в ритуальных убийствах («кровь христианских младенцев»), стремление к мировому господству. Для любого человека, хоть немного сведущего в психологии, очевидно, что это именно рационализации.

Причин этого может быть три:
1. Евреи и впрямь не являются людьми, а некими «опасными существами», питающимися людьми и стремящимися подчинить себе мир. Рассматривать эту версию всерьез означает стать антисемитом.
2. Всякий антисемит – это умственно поврежденный тип, либо попросту сумасшедший. Тогда антисемитизм – это вид сумасбродства. Однако это противоречит тому факту, что в антисемитских акциях весьма часто участвуют вполне здравые и вменяемые люди.
3. Существуют какие-то другие серьезные причины, регулярно порождающие этот иррациональный антисемитизм везде, где только появляются евреи. Притом, что и евреи, и антисемиты сами по себе могут быть прекрасными людьми.

Сейчас мало известно, что первым автором кровавого навета был Манефон, живший в 3 веке до Рождества Христова. Манефон был человеком исключительно ученым, умным и талантливым, и к тому же весьма успешным в жизни. Он никак не был ни умственно ущербным, ни психопатическим типом. Сын грека и египетской жрицы высокого ранга, прекрасно знавший и греческий, и египетский языки, Манефон известен как автор книги, написанной на греческом языке: “История Египта”. В ней, помимо всего прочего, Манефон писал, что евреев прогнали из Египта потому, что они болели проказой, и представляли опасность для окружающих. Что вывел их из Египта сумасшедший жрец Моше (Моисей). Он был тоже прокаженным, почему его и изгнали из Египта вместе с евреями. Манефон считал, что евреи нечистоплотны, дики, и что они назло египтянам приносят в жертву коров и быков в иерусалимском храме, – ведь в Египте коров обожествляли, а быку Апису поклонялись. Насколько мне известно, Манефон первым обвинил иудеев в том, что они приносят в жертву людей других народов, выцеживая у них кровь. «Ежегодно они похищают грека, откармливают его в течении целого года, потом заводят в лес, убивают, тело его приносят в жертву всесожжением, согласно их обычаю, и дают клятву ненавидеть греков». Еще Манефон писал, что евреи страшно жадные и добиваются всего, действуя группой, поддерживая друг друга, и что им для достижения своей цели все средства хороши. Везде-то они просочатся, везде пролезут, и нет же, чтобы честными методами.

В раннем Средневековье иррациональный антисемитизм неизвестен. Он появляется, когда вырастает христианский город, когда евреи оказываются конкурентами христиан в городских профессиях. Иногда правители городов приглашали евреев для того, чтобы они создавали конкуренцию ремесленникам и торговцам, как было, например, в Кракове при Казимеже Великом. Век Просвещения нес эмансипацию евреев, хотя эмансипация влекла за собой новые выплески иррациональной злобы. Потому что:

«…выяснилось, что если евреям предоставляется возможность свободно – в более или менее равных условиях – конкурировать с окружающей средой, их шансы на успех значительно более высоки. Лишь на этом фоне можно найти объяснение тому поразительному явлению, что во многих европейскийх странах в конце XIX века послышались голоса, грозно усилившиеся с течением времени, призывающие к защите бедного европейца от всемогущего еврея». Причем к «защите от евреев» отродясь не призывали в Англии, в Голландии и в Скандинавии. Вот во Франции такие призывы уже слышны, а из Германии, Польши и России слышится сплошной вопль: «Спасите нас от евреев!».  Но эти страхи современных людей – детские игрушки по сравнению со страхами, замучившими европейца в Новое время, особенно в Германии и России 19 и начала 20 веков. Тогда, на волне массовой эмансипации евреев, по Европе прокатилась волна совего рода «антисемитизма страха». Евреев начали не в шутку бояться.  Это вполне иррациональный страх пред людьми, которые вдруг переигрывают тебя и подобных тебе по части жизненного успеха. А ведь ты сам просто не понимаешь, что происходит. Тебя переигрывают каким-то неведомым способом, ситуацию ты не контролируешь, логику и движущие силы поведения евреев не понимаешь… И нарастает паника, – взрослый сильный человек чувствует себя все более беспомощным.

Впрочем, есть и еще одна ситуация, которая порождает именно такую реакцию иррациональной и бессильной паники, а, следовательно, и особенно тяжелой злобы. Это ситуация колониальной войны. Когда мужество оказывается бессильным против скорострельных винтовок, боевые слоны ложатся под залпами картечи, а все отработанные сотнями лет приемы войны бесполезны, людей охватывает паника. Ну вот, я и проговорил самое главное… И в то же время – самое больное и опасное. И евреям, и христианам очень трудно понять, а тем более признать истинное положение дел: иррациональная ненависть к евреям появляется там и тогда, когда евреи настолько сильнее инородцев, что конкуренция почти невозможна, а логика и строй мыслей евреев непостижим и удивителен. Выискивая множество отличий евреев от остальных народов Земли, и антисемиты, и самые старательные исследователи просмотрели самый главный. То, что действительно отличает евреев от любого другого народа: не мистически, а совершенно реально: ПОГОЛОВНУЮ ГРАМОТНОСТЬ.

Даже поголовно грамотные сегодня, народы Земли еще вчера были неграмотны на 90 и 99%. То есть умные люди есть везде, в том числе среди эскимосов и бушменов. Ученые люди есть у всех народов с того момента, как появляется письменность. Но практически у всех до  самого последнего времени образована только верхушка, самый незначительный по числу людей слой. В России 18 века было почти как в Египте времен фараонов – кучка ученых людей, почти полностью сконцентрированная в Москве и в Петербурге, а под ними и вокруг них – колоссальная  и почти не образованная страна. Все здание русской культуры в 19 веке создавали 1-2% населения, а современная Россия, насколько можно наблюдать, евреев еще не догнала.

По этому признаку евреи – это передовой народ на протяжении огромного периода истории. А признак этот – ОБРАЗОВАНИЕ И
ГРАМОТНОСТЬ – важнее любого другого для процветания и развития народа. История показала, что для человечества нет ничего важнее, чем умение работать с информацией, знаковыми системами. История показала, что учение, интеллект, культура важнее орудийных стволов, марширующих колонн и боевых кораблей. Евреи своей поголовной полуторатысячелетней грамотностью, своей привычкой к книжному, теоретическому, отвлеченному, обогнали все народы ровно на столько, сколько времени они будут идти к этой поголовной грамотности. Что делать? Евреи обогнали нас на несколько десятков поколений. Мы – отсталый народ, а вот евреи народ передовой. Мы находимся в том же положении, в котором и все жертвы колониализма.

В наше время превосходство евреев в образовании сказывается слабо, но в течении огромных периодов исторического времени разрыв между иудеями и гоями был огромен. И в пользу евреев. Иудейская цивилизация – единственная из известных, которая поставила идеал грамотности и образованности, как религиозный идеал. «Познай Б-га своего»… Как познай? Через чтение текстов Танаха. То есть получается, что учение, став религиозной нормой, потянуло за собой сделало религиозной нормой другое – выявление интеллектуального потенциала. То есть более угодным Б-гу, более важным и ценным для Него становился тот, кто учился лучше; то есть тот, кто был умнее, обучаемее, обладал более гибким умом и более емкой памятью, умел связать между собой больше причин и следствий. Нелепо ставить знак равенства между умом и образованность, но связь между этими состояниями, конечно же, очень даже имеется: образованность не прибавляет ума, но помогает реализовать тот ум, который у человека есть. К тому же образование приучает совершать умственные усилия, напрягать интеллект, волю, растормаживать воображение и фантазию.

Большой народ привык к своей мощи, влиянию, да и быть умным, ученым. Он очень нервно воспринимает, когда его представителей вытесняют из каких–то привычных ниш, когда оказывается, что какие-то юркие пришельцы необходимы для организации чего-то важного для этого народа. Но даже сейчас в большинстве стран и у большинства народов интеллектуальная элита очень и очень малочисленна. А евреи это почти что народ-интеллектуальная элита. Поголовно, кроме психически неполноценных и недееспособных. Да евреи к тому же динамичнее, активнее, и опираются на вековой опыт. У нас же, у жертв такого своеобразного интеллектуального колониализма, есть выбор: можно реагировать на происходящее иррационально, а можно и рационально.

Иррациональный способ – это и есть тот жутчайший пласт антисемитизма, о котором шла речь. По сути дела – это попытка эмоционально отрицать и само существование евреев, и ценность всего, в чем они нас опередили. От египтян времен Манефона до русских 21 века несется крик: «Нет! Мы не хотим!». Если евреев не должно быть – естественно. Их «необходимо» истребить, чтобы их и в самом деле не стало. Евреи выступают тут в роли «шибко умных», которые «выхваляются», «воображают», «мешают жить». К счастью, у жертв модернизации есть и другой путь – рациональный путь осмысления жизни и развития. У передового народа можно учиться, и настанет день, когда можно будет стереть с лиц колонизаторов высокомерные ухмылки. Евреи действительно интеллектуальнее остального населения Земли, и очень многие явления еврейской и мировой истории объясняются именно этим.

Если продолжать этого «не замечать», не пытаться сократить разрыв, не думать и не учиться – то евреи и будут, при прочих равных возможностях, обгонять гоев при свободной интеллектуальной конкуренции. Беда в том, что народы никак не могли распознать в евреях передовой народ. Так и не начали у него учиться, а только сердились на него за то, что он передовой. Можно и дальше сердиться на евреев по этому поводу, можно убивать их за то, что они смеют быть умнее…. А можно догонять евреев, к чему я и призываю соплеменников… Честное слово, догонять гораздо интереснее!