UNIPRESS/Colorado Russian World
http://www.russiandenver.50megs.com/polsha.html


Нет, это не только газ...
Илья Трейгер

Заявлено официально: самолет Качиньского предпринял лишь одну попытку приземлиться, сообщает 15 мая NEWSru.com.

Самолет польского президента Ту-154, разбившийся 10 апреля под Смоленском, совершил лишь одну попытку посадки. Об этом, как передает ИТАР-ТАСС, заявила глава Межгосударственного авиационного комитета (МАК) Татьяна Анодина.

"Информация, появившаяся в СМИ, о 3-4 заходах польского самолета на посадку не соответствует действительности. Могу сказать, что попытка посадки была одна", - сказала глава МАК. Таким образом, официально развенчан один из основных мифов, подхваченных прессой в первые дни после трагедии.

Также (однако неофициально) развенчан еще один миф. Источник "Интерфакс", близкий к следственной комиссии, заявил прежде: нет никаких оснований полагать, что пилотов заставили садиться под Смоленском высокопоставленные пассажиры. Речевой самописец, расшифровка которого завершена, не зафиксировал при переговорах членов экипажа какого-либо давления на них. Ряд СМИ ранее указывал, что экипаж мог "оказаться в заложниках" у VIP-пассажиров, которые требовали сесть любой ценой, чтобы успеть на траурные мероприятия в Катынь.

Однако Татьяна Анодина в четверг обратилась к СМИ с просьбой не доверять сообщениям источников о расследовании причин катастрофы. "Работа продолжается, ведется тщательно, скрупулезно, в полном взаимодействии c польской стороной, - сказала Анодина. - После завершения работы комиссия предаст гласности ее результаты". Глава МАК заверила, что техническая комиссия будет регулярно представлять информацию о ходе расследования.

***

Да, содержание "черных ящиков" расшифровано. И, тем не менее, как представляется, обстоятельства этой катастрофы еще долго будут обсуждаться в прессе, как с точки зрения ее чисто технических причин, так и в связи с политическими обстоятельствами ей предшествовавшими. Собственно говоря, продолжение таких обсуждений уже имеет место. Вот, например, что по этому поводу сказала Юлия Латынина в ее выступлении в программе "Код доступа" в эфире "Эхо Москвы" в субботу 17 апреля:

"Прошла неделя с той минуты, как под Смоленском разбился президент Польши Лех Качиньский и весь самолет. С одной стороны, всё очень просто. Как написано на одном из авиационных форумов пилотом Ершовым, «пилот искал землю ниже высоты принятия решения».

"...Вообще история этой катастрофы, мне кажется, ее надо начинать лет за двести. И это очень плохо, когда для того, чтобы рассказать о событиях сегодняшнего дня, приходится начинать за двести лет. Потому что когда страны во взаимоотношениях друг с другом вспоминают историю, это очень плохой признак. Россия, Германия не вспоминают для рассказа о современных отношениях, что было во время второй мировой войны. Но как только начинается что-нибудь у Грузии с Осетией, или у евреев с Палестиной, или у русских с поляками, то сразу всё восходит к Смутному времени и разделу Польши какого-нибудь 1773 года. ... Конечно, страшнее всего была история с Катынью. Потому что на все попытки поляков добиться правды о Катыни наш сначала Хамовнический, а потом Верховный суд отвечали примерно так же, как отвечают на попытки родных Веры Сидельниковой и Ольги Александриной добиться правды о том, кто же все-таки убил их на Ленинском проспекте. Причем даже и в Европейский суд в Страсбурге была послана Генеральной прокуратурой отписка, из которой следовало, что мы не будем ничего говорить про Катынь, потому что мы вообще не знаем, чтобы там кто-то кого-то убивал. Вот не знают они. Так по сути отписки получалось.
И кроме этого жесткого российского отказа, было такое идеологическое наступление по всем фронтам, которое, во-первых, было связано с попытками доказать, что в Катыни поляков убивали немцы, а не русские. Во-вторых, так им, полякам, и надо, потому что это они создали концлагеря после русско-польской войны, в которых мучились бедные красноармейцы.

... И вдруг всё это кончилось в один день. Вдруг оказалось, что Путин летит в Катынь вместе с премьером Польши Дональдом Туском и извиняется за то, что произошло. И на вопрос, что же переменилось, ответ очень простой – в Польше нашли сланцевый газ. Т.е. вся стратегия России относительно Европы строилась на том, что у нас есть наш «мирный газопровод», и мы этот «мирный газопровод» и Украине, и Польше, и кому угодно вставим в одно известное место. И вдруг оказалось, что нашего «мирного газопровода» нет и что есть шанс, что Польша может стать экспортером газа.

... И всё было бы хорошо, если бы пилот не стал садиться в туман. Потому что представьте себе не только состояние Качиньского, но и состояние пилота во время этой истории. Есть предыдущая история, когда Качиньский вместе с украинским президентом (там было четыре президента всего) прилетели во время российско-грузинской войны в Тбилиси. Было опасно сажать самолет, им сказали: «Сейчас вас тут, может быть, собьют». И Качиньский велел садиться в Тбилиси с вызовом России. И Качиньский был совершенно прав, со своей президентской точки зрения. А пилот, который был совершенно прав, с точки зрения своей, пилота, посадил самолет в Баку. И тогда был ужасный скандал.

...Мне, конечно, очень интересны несколько вещей, которые еще произошли. Сначала была путаница с тем, сколько раз самолет Качиньского заходил на посадку. Сначала нам сказали, что это было четыре раза, потом нам сказали, что это было один раз. Я хочу специально сказать, что здесь не было никакой умышленной нелепицы, никакого умышленного вранья. Потому что самолет, по данным польских же источников, три раза пролетел над аэродромом, не садился, а просто пролетел – пилот примерялся, и на четвертый раз пошел на посадку. Т.е. я обращаю ваше внимание на то, что эта путаница с тем, сколько раз самолет садился, является вполне объяснимой не пиаром и не является умышленной".

В принципе, все акценты Ю. Латыниной расставлены правильно. Вся эта ситуация вызывает три вопроса:

1. Под давлением ли польского президента пилоты пошли на смертельно опасный маневр при посадке?

2. Что это за история с четырьмя заходами на посадку? и

3. С чего бы это, вообще, российская сторона от позиции жесткой конфронтации в отношениях с Польшей столь внезапно развернулась на 180 градусов?

Акценты расставлены правильные, но вопросы сохраняются. Причем, вопросы все те же...

Что касается, якобы, развенчанного мифа о том, что высокопоставленные пассажиры могли заставить пилота идти на посадку в неприемлемых условиях, то речевой самописец этот миф, к сожалению, не развенчивает. Единственно, что доказывает содержание речевого "ящика" – это тот факт, что давление на пилотов не оказывали непосредственно в пилотской кабине, поскольку речевой самописец пишет только то, что говорится непосредственно в кабине пилотов, но не пишет того, что говорится в салоне или, тем более, тот разговор, который мог состояться между пилотом и польским президентом до вылета. Поэтому, о том, что говорилось пилоту в салоне самолета, и говорилось ли что-нибудь, как и разговор, состоявшийся до вылета, если такой разговор вообще имел место, мы не узнаем теперь никогда по причине смерти всех возможных участников таких разговоров. А основания полагать, что такое давление на пилотов оказывалось, по-прежнему сохраняется, поскольку имел место аналогичный прецедент, когда пилоты посадили президентский самолет в Баку вместо Тбилиси.

Впрочем, сами ли пилоты ошиблись или сделали это под давлением, ни технического, ни политического значения не имеет. Куда интереснее с этой точки зрения загадка с четырьмя заходами на посадку...

Юлия Латынина считает, что заходами по ошибке назвали три пролета над аэродромом, которые пилоты осуществили, возможно, с тем, чтобы "примериться". Однако известно, что даже на высоте точки принятия решения пилот визуального контакта с аэродромом не имел. Следовательно, тем более не мог он визуально наблюдать аэродром с высоты возможного предварительного пролета. А если так, то повторения маневра "чтобы примериться" смысла не имело. Трудно себе представить, чтобы пилот президентского самолета многократно повторял заведомо бессмысленный маневр. Иными словами, пролеты "чтобы примериться" – это, скорее всего выдумка, не имеющая под собой каких-либо реальных оснований.

А если так, то возникает естественный вопрос – а откуда вообще взялась информация о, якобы, четырех заходах на посадку? И вопрос этот вовсе не праздный, поскольку, если эта заведомо ложная информация прошла от российских диспетчеров, то сделано это могло быть только по одной причине – скрыть собственную ошибку, а, следовательно и собственную вину в этой катастрофе.

Однако первое сообщение о четырех заходах на посадку прошло не от российских СМИ, а от польского телеканала "Польсат", о чем телеканал сообщил впервые 10 апреля. Тогда возникает следующий вопрос – о откуда польский телеканал получил эту информацию, быть может, именно от аэродромных диспетчеров? Формально такое предположить можно, но практически это вряд ли могло иметь место. Во-первых: можете вы себе представить российских военных диспетчеров, служащих на военном же аэродроме и при этом отсчитывающих количество пролетов польского президентского самолета над аэродромом, будучи на прямом телефоне с польским телеканалом и сообщая им эту информацию? И, во-вторых: если бы именно аэродромные диспетчеры пытались солгать, дабы скрыть собственную ошибку, они бы явно придумали что-нибудь более достоверное, нежели мифические четыре захода или три пролета. Ну, не бывает так, чтобы пилоты пассажирского лайнера делали более двух заходов на посадку. После второй же неудачной попытки в этих случаях от посадки принято отказываться и менять курс на запасной аэродром. И не бывает так, чтобы пилоты пассажирского лайнера совершали примеривающиеся пролеты над аэродромами в надежде на визуальный контакт с полосой. Если видимости нет, то либо сажают по приборам, либо уходят.

Таким образом, информация у польского телеканала о четырех заходах на посадку вряд ли могла исходить от аэродромного обслуживания посадочной полосы в Смоленске. И вряд ли эта информация могла исходить вообще от кого-либо, имеющего отношение к авиации. А если так, то эта информация является или собственным продуктом польских журналистов, дабы поддать остренького, или исходила от третьих лиц, не имеющих отношения к авиации, и имела отношения, скорее, к внутриполитическим манипуляциям внутри самой Польши.

Ну, и третий вопрос – почему политика России по отношению к Польше так внезапно изменилась?

Юлия Латынина считает, что всему причиной открытое в Польше месторождение сланцевого газа, и, следовательно, опасность того, что Польша сама может стать экспортером газа. И не одна Ю. Латынина так считает. По-видимому, не случайно именно в эти дни, 20 апреля президент Белоруссии А. Лукашенко приказал найти сланцевый газ в Белоруссии. ... «недавно европейцы заявили, что с помощью сланцевого природного газа на треть в ближайшее время сократят поставки газа из России». «Давайте и мы на этом направлении сконцентрируем денежные средства», – цитирует слова Александра Лукашенко Газета.Ру. Действительно, похоже, что Лукашенко тоже считает, что Россия стала сговорчивее в отношениях с Польшей именно по этой причине. Но, тем не менее, согласиться с этим тезисом не получается.

Судите сами, если в Польше действительно открыто месторождение сланцевого газа, причем месторождение промышленного масштаба, могут ли отношения с Россией повлиять на его разработку? Даже если Россия с Польшей начнут целоваться 24 часа в сутки, то и такое событие никоим образом не может привести польскую сторону к отказу от разработки месторождения собственных энергоносителей. Если это месторождение содержит достаточное количество сланцевого газа, способного конкурировать на внешнем рынке с российским по цене и качеству, он непременно отберет часть российского газового рынка не в зависимости от характера отношений между двумя странами. С точки зрения законов экономических, это процесс объективный, повлиять на который внешнеполитическими средствами Россия не может в принципе. Следовательно, этот факт никоим образом не может послужить причиной каких-либо изменений российской внешней политики по отношению к Польше, тем более, причиной столь резкого разворота этой политики на прямо противоположную. Скорее всего, причина этого явления несколько иная...

Администрации Джоджа Буша-младшего удалось сформировать на границах России жесткую антироссийскую ось Варшава – Киев – Тбилиси, которая, с точки зрения российской власти, серьезно наступала на геополитические интересы России в этом регионе. И опиралась эта антироссийская ось, с одной стороны, на поддержку американской администрации, а, с другой стороны, на националистический настрой главным образом команды Ющенко-Тимошенко на Украине и команды Леха Качиньского в Польше. Новая американская администрация приняла решение отказаться от политики конфронтации с Россией, что выразилось в прекращении политики поддержки антироссийской ориентации политиков Польши, Украины и Грузии. В то же время, авантюрная недееспособность грузинского президента вынудила новую американскую администрацию откровенно дистанцироваться от грузинского руководства вплоть до того, что в свое последнее посещение Америки Михаилу Саакашвили так и не удалось провести прямых переговоров с американским президентом. В то же время, администрация президента Ющенко на Украине сменилась администрацией президента Януковича, который не просто отказался от антироссийского вектора во внешней политике, но уже успел подписать новый газовый договор с Россией, чего не удавалось сделать Юлии Тимошенко, и договор о продлении пребывания Черноморского флота на Украине еще на четверть века.

Таким образом, антироссийская ось Варшава – Киев – Тбилиси оказалась разрушена. При этом, Грузия – это довесок, не представляющий интереса ни для Польши, ни для Укрины, ни, по большому счету, для России. Украина перешла к политике сепаратных переговоров с Россией и достигла реальных результатов в этом направлении. Польша же оказалась в подвешенном состоянии. С одной стороны, антироссийский вектор политики Варшавы и поддержкой большинства населения страны не пользуется, и политического смысла не имеет, поскольку не защищает никаких практических польских интересов. Проведение этой политики в угоду Вашингтону тоже потеряло смысл, поскольку администрация Обамы потеряла интерес даже к размещению элементов американской ПРО на польской территории. Получилось так, что антироссийская внешняя политика Польши какие-либо дивиденды приносить перестала и пошла исключительно в экономический вред самой Польши. Объективно у польской стороны должны были появиться мотивы для нормализации польско-российских отношений. И, как выяснилось из  приносить перестала и пошла исключительно в экономический вред самой Польши. Объективно у польской стороны должны были появиться мотивы для нормализации польско-российских отношений. И, как выяснилось из содержания непроизнесенной речи Качиньского, польская сторона действительно была готова к нормализации этих отношений.

С российской стороны мотивация к улучшению отношений между двумя странами тоже очевидна. Ведь это единственный способ ликвидации враждебных союзов – установить взаимовыгодные отношения с каждой из сторон отдельно, причем не на общих для всех сторон основаниях, а на разных. И чем глубже эти отношения оказываются завязанными на экономике, тем меньше вероятность того, что враждебный союз нескольких стран вновь возникнет. Так что нормализация российско-польских отношений в данный момент оказалась объективно обусловленной для обеих сторон. Другой вопрос, почему Россия пошла на эту нормализацию таким резким скачком?

 Собственно о резком скачке в изменении отношений с Польшей только потому и заговорили, что случилась эта кошмарная авиакатастрофа. На самом же деле изменение межгосударственных отношений резким скачком происходит не только в отношении Польши, но и Украины тоже. Ведь два таких фундаментальных договора, как газовый, дающий Украине 25% скидку на газ, и продление пребывания Черноморского флота в Севастополе еще на четверть века заключены в течение двух дней. Часто ли такое встречается? Россия действительно спешит, и спешит не только в отношении Польши, но и Украины тоже. А причина спешки видится вот, в чем:

Это ведь сегодня президентом на Украине является Янукович. А кто там станет президентом завтра, предсказать трудно, поскольку явно не Укрина представляет собой мировой пример внутриполитической стабильности. Примерно то же можно сказать и об американском президенте. В президентское кресло он сел с триумфом, однако, пока не слишком оправдывает ожидания избирателей и мировой общественности. Как минимум, признаков сильного президента он на данный момент не проявляет. Не исключено, что прав окажется Леонид Радзиховский, охарактеризовавший Обаму как мелкую проходную политическую фигуру. Если так и окажется, то на продолжительность нынешней американской политики в отношении России всерьез рассчитывать было бы неразумно. Поэтому, Россия должна успеть не только завершить раскол антироссийской оси у своих границ, но и создать предпосылки тому, чтобы следующей американской администрации не просто оказалось эту ось восстановить. Естественно, что российская сторона должна поспешить, причем поспешить максимально и особенно на польском направлении.

Вот, в этих процессах скорее видится причина резкого разворота в российско-польских отношениях, нежели в факте открытия в Польше месторождения сланцевого газа...



Copyright©2009 UNIPRESS Обратная связь К списку публикаций